July 15th, 2013

london1

Братья Стругацкие угадали пару Карпов — Каспаров за год до рождения Каспарова

Братья Стругацкие угадали пару Карпов — Каспаров за год до рождения Каспарова
http://conspiracytheory.mybb.ru/viewtopic.php?id=162
Читайте подробнее на Forbes.ru: http://www.forbes.ru/stil-zhizni-slides … ih/slide/4
В романе «Полдень, XXII век» (1962) упоминается «метод Каспаро-Карпова» — система жесткого кодирования на кристаллическую квазибиомассу биологического кода (фактически — технология переноса личности на иной носитель). До начала знаменитого шахматного матча за звание чемпиона мира между Анатолием Карповым и Гарри Каспаровым оставалось еще 22 года. Анатолию Карпову в то время шел одиннадцатый год, а Гарри Каспаров родился год спустя после выхода романа.

Стругацкие_«Полдень, XXII век» (1962)
Цитата :
"Нынешний директор КРИ, ученик «гения кибернетики» покойного Сунь Си-тао конголезец Августус Ломба, запрограммировал несколько задач, связанных с предсказанием поведения живого организма. С задачами по детерминизму поведения беспозвоночных КРИ справился сравнительно легко, и два года назад Ломба запрограммировал и ввел в машину задачу чрезвычайной сложности.
— Задача получила название «Буриданов баран». С молодого мериноса был снят биологический код по методу Каспаро-Карпова в тот момент, когда этот меринос находился между двумя кормушками с комбикормом. Этот код в сочетании с некоторыми дополнительными данными о баранах вообще был введен в КРИ. От машины требовалось: а) предсказать, какую кормушку меринос выберет, и б) дать психофизиологическое обоснование этого выбора.
— А как же насчет свободы воли? — осведомился Женя.
— Вот мы и хотим выяснить насчет этой самой свободы воли, — ответил Рудак. — Может быть, ее вовсе и нет."
http://conspiracytheory.mybb.ru/viewtopic.php?id=162
london1

Реальная цена грудей Анджелины Джоли, Что кроется за недавней новостью

http://conspiracytheory.mybb.ru/viewtopic.php?id=90
Что на самом деле кроется за тщательно разработанным,корпоративным трюком Анджелины Джоли и гиганта фармацевтической и геномной индустрии.
Анджелина Джоли подстегнула геномную экономику

http://www.freep.com/article/20130514/F … BRCA1-gene
http://www.naturalnews.com/040365_Angel … ision.html
Акции производителя генетических тестов Myriad Genetics подорожали до трехлетнего максимума. Интерес к сектору превентивной хирургии повысила актриса Анджелина Джоли, сообщившая об удалении груди в целях предотвращения заболевания раком.
Гигант американской геномной индустрии Myriad Genetics принялся стремительно расти в цене. За последний месяц акции этой компании подорожали с $25/шт. до $34/шт., подняв ее рыночную стоимость до $2,6 млрд.
Услуги компании прославила на весь мир 37-летняя Анджелина Джоли, рассказавшая, что, будучи здоровой, она протестировала свой геном и выявила 87%-ную вероятность возникновения рака груди в течение жизни.
Заменив молочные железы имплантантами, исполнительница роли Лары Крофт сократила риск появления опухоли до 5%.
У среднестатистической женщины этот риск составляет 12%. Только лишь в США рак груди в прошлом году был диагностирован у 232 тыс. американок, из которых примерно 40 тыс. умрут из-за этой болезни.
Примечательно, что новость об удалении актрисой молочных желез груди совпала с объявлением еще одной, специализирующейся на исследовании генома, компании Genomic Health о выпуске на рынок 10 млн. обычных акций.
"Пример Анджелины Джоли сфокусирует женщин на получении услуг генетических консультантов. Актриса разожгла у людей любопытство относительно унаследованных ими от родителей генетических нарушений", — отмечает онколог хьюстонского Центра Андерсона по изучению рака Изабелла Бедросян.
Риск возникновения этой болезни у каждого конкретного человека, теоретически, можно вычислить, проанализировав молекулу ДНК. По словам онкологов, на сегодняшний день нет ни одного надежного и достоверного теста. Однако несколько компаний утверждают, что умеют находить в геноме отдельные уязвимости.
Myriad Genetics обнаружила, что в 5-10% случаев рак груди возникает по вине двух мутаций генов BRCA1 и BRCA2. Эти же кусочки ДНК ответственны за 10-15% случаев рака яичников. Чем их больше в молекуле ДНК, тем выше вероятность возникновения болезни.
Хотя эти мутации редки (они имеются у 1 из 600 женщин), и их вина не очевидна, Myriad Genetics сумела сделать на их выявлении многомиллиардный бизнес. Компания продала около миллиона тестов BRACAnalysis стоимостью $3340 за штуку, с момента их запуска в 1996 г.
Бизнес растет как на дрожжах. В 2005 г. выручка Myriad Genetics составляла $71 млн., а в 2012 г. она поднялась до $496 млн., 82% которых принесли продажи тестов.
В свою очередь, этот рынок подстегивает индустрию пластической хирургии. По данным Myriad Genetics, около трети женщин, у которых компания обнаружила мутации, в конечном итоге решают ампутировать молочные железы. Стоимость этой операции в США варьируется от $15 тыс. до $50 тыс. в зависимости от клиники и сложности косметических процедур.
Расходы американцев на лечение рака груди после его появления, как утверждается в исследовании журнала PharmacoEconomics, нередко превышают $100 тыс. в год.
Вспыхнувший интерес к генетическому диагностированию привлек внимание к проблеме возникновения монополизма на этом рынке. Myriad Genetics находится в центре одного из самых противоречивых споров в индустрии здравоохранения.
На протяжении последних лет эта компания отстаивает в судах право патентовать обнаруженные ею гены, включая BRCA1, BRCA2 и около 700 других. Иными словами, компания пытается получить права собственности на частички тела каждого из нас.
Это лишь вершина айсберга. Права на 40 тыс. генов и участков ДНК пытаются присвоить различные компании и организации. Если они получат патенты, то смогут запретить вам или вашему доктору копаться в вашем же ДНК.
Анализ генетических особенностей пациента уже сейчас позволяет определить его уязвимости и подобрать наиболее подходящее для него лекарств. Сегодня доктора могут получить расшифровку ДНК пациента в течение нескольких часов всего за несколько сотен долларов. Несколько лет назад это занимало 10 лет и стоило миллионы.
london1

Патент на человеческие гены

Патент на человеческие гены
http://conspiracytheory.mybb.ru/viewtopic.php?id=90
В США начался резонансный судебный процесс. На весах Фемиды — право корпорации на интеллектуальную собственность и право людей на доступную медицину. Об этом пишет Джозеф Е. Стиглиц, лауреат Нобелевской премии в области экономики, профессор Колумбийского университета.
Верховный суд Соединенных Штатов начал рассмотрение дела, касающегося крайне проблематичного вопроса о правах на интеллектуальную собственность.
Суд должен ответить на вопрос: могут ли человеческие гены — ваши гены — быть запатентованы? Иными словами, можно ли позволить кому-то владеть исключительным правом, скажем, проверять, имеется ли у вас набор генов, который предполагает более чем 50-процентную вероятность развития рака молочной железы?
Для тех, кто не посвящен в тайны мира интеллектуальной собственности, ответ кажется очевидным: нет. Ваши гены принадлежат вам. Компания может владеть, самое большее, интеллектуальной собственностью, касающейся генетического теста; и, поскольку научные исследования и разработки, необходимые для совершенствования этого теста, могут стоить больших денег, компания может справедливо взимать плату за его проведение.
Но компания Myriad Genetics, головной офис которой располагается в штате Юта, требует большего. Она заявляет свои права на все тесты на наличие двух важных генов, связанных с раком молочной железы — и жестко требует соблюдения этих прав, хотя их тест уступает тому, который Йельский университет был готов проводить за гораздо меньшую плату. Последствия могут быть трагическими. Полное доступное тестирование, которое определяет пациентов с высокой степенью риска, спасает жизни. Препятствование такому тестированию стоит жизней. Компания Myriad — это реальный пример американской корпорации, для которой прибыль превыше всех остальных ценностей, включая ценность человеческой жизни.
Этот случай особенно острый. Как правило, экономисты говорят о компромиссах: более слабые права на интеллектуальную собственность, как утверждается, снижают стимулы к инновациям. Ирония заключается в том, что открытие Myriad было бы сделано в любом случае благодаря финансируемым государствами международным усилиям по расшифровке всего генома человека, что стало выдающимся достижением современной науки. Социальные выгоды открытия Myriad, сделанного чуть раньше, были незначительными по сравнению с расходами, к которым привела ее бездушная погоня за прибылью.
В более широком смысле все чаще высказываются мнения о том, что патентная система, в ее современной разработке, не только накладывает бесчисленные социальные расходы, но также не может максимизировать инновации — как это демонстрирует генный патент Myriad. В конце концов, Myriad не изобретала технологии для генного анализа. Если бы эти технологии были запатентованы, Myriad могла бы и не сделать свои открытия. И ее жесткий контроль над использованием ее патентов препятствует разработкам других компаний в сфере лучших и более точных тестов на наличие этого гена. Суть проста: все исследования основываются на проведенных ранее. Плохо разработанная патентная система — как та, которую мы имеем сейчас ‑ может затормозить последующие разработки.
В связи с этим мы не выдаем патенты на основные достижения в области математики. И именно поэтому исследования показывают, что патентование генов сократит выработку новых знаний в этой области: ведь самый значительный вклад в новые разработки делают именно прежние знания, к которым патенты ограничивают доступ.
К счастью, не прибыль мотивирует наиболее значительные достижения в науке, а само стремление к знаниям. Это касается всех преобразовательных открытий и инноваций — ДНК, транзисторы, лазеры, интернет и т. д.
Отдельное судебное разбирательство США подчеркнуло одну из основных опасностей монопольной власти, основанной на патентах: коррупцию. Когда цены значительно превышают затраты на производство, огромную прибыль можно получить, например, убедив аптеки, больницы и врачей переключиться на продажи вашей продукции.
Федеральный прокурор США Южного округа Нью-Йорка недавно обвинил швейцарского фармацевтического гиганта, компанию Novartis, именно в этом — компания незаконно предоставляла проценты от продаж, гонорары и другие поощрения врачам — и именно этим она обещала не заниматься после вынесения решения по подобному делу тремя годами ранее.
Действительно, Public Citizen, группа защиты прав потребителей США, подсчитала, что только в Соединенных Штатах фармацевтическая промышленность выплатила миллиарды долларов по результатам судебных решений и финансовых расчетов между фармацевтическими производителями и федеральным правительством и правительствами штатов.
К сожалению, США, как и другие развитые страны, всегда настаивали на более строгих режимах защиты прав на интеллектуальную собственность по всему миру. Такие режимы ограничили бы доступ бедных стран к знаниям, необходимым для их развития — а значит, оставили бы сотни миллионов людей, которые не могут позволить себе препараты по монополистическим ценам, без жизненно важных непатентованных лекарств.
Этот вопрос подходит к своей критической точке в текущих переговорах во Всемирной торговой организации. Соглашение ВТО об интеллектуальной собственности, так называемое ТРИПС, изначально предполагало большую «гибкость» для 48 наименее развитых стран, в которых среднегодовой доход на душу населения составлял менее $800.
Оригинальное соглашение кажется предельно ясным: ВТО должна расширять систему этих «гибкостей» по просьбе наименее развитых стран. И хотя эти страны в настоящее время озвучили такой запрос, США и Европа, кажется, не спешат его удовлетворить.
Права на интеллектуальную собственность — это правила, которые создаем мы — и предполагается, что они должны улучшать социальное благополучие. Но несбалансированные режимы защиты интеллектуальной собственности оказываются неэффективными — включая монопольную прибыль и неспособность максимизировать использование знаний, — что препятствует развитию инноваций. И, о чем свидетельствует случай с Myriad, они даже могут привести к ненужным жертвам.
Режим интеллектуальной собственности Америки — и тот режим, который США помогли навязать всему миру через соглашение ТРИПС — является несбалансированным. И нам всем остается надеяться, что, принимая решение по делу Myriad, Верховный суд будет способствовать созданию более разумной и гуманной системы.